УТОМЛЕННЫЕ ЗНОЕМ
Добро пожаловать в наше второе лето! Около 20°С в тени в летний полдень и настоящая лихорадка в хорошей компании. Летние ночи самые короткие, самые жаркие и медвяные. Пейте большими глотками. Не упустите ни капли.
РЕЙТИНГ: 18+
ЖАНР: драма, романс, эротика, экшен
ОРГАНИЗАЦИЯ ИГРЫ: эпизодическая

Вы попали на корпоративный курорт, где сотрудники и гости нашей компании
могут укрыться от городской суеты, расслабиться и нестандартно развлечься.
Мы считаем права человека предрассудком, а наша
служба безопасности обеспечивает полную конфиденциальность.
Если вы здесь – значит, умеете хранить секреты.
Если не умеете – значит, их похоронят вместе с вами.

Приют охотника

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют охотника » Принятые анкеты » Патрик Дойл/отдыхающий


Патрик Дойл/отдыхающий

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и фамилия
Патрик Дойл

2. Возраст
48 лет

3. Общественное положение
Один из ведущих юрисконсультов в британском подразделении «Империал, инк.»

4. Внешность
Прототип - Jason Isaacs.
Рост – 180 см., вес – 75 кг.Сухощавый, подтянутый, со скупыми жестами. Сероглазый шатен, кое-где в волосах промелькивает седина, почти незаметная. К костюму-тройке привычен, как ко второй коже. 

5. История
Родился в 1968 году в Бирмингеме, отец – успешный бизнесмен, мать – домохозяйка. Семейная атмосфера была идеальной, родители нежно любили друг друга и окружали единственного сына трепетной заботой. Как всегда, страшный день начинался совсем не страшно: мать повела пятилетнего Пэтси на прогулку, на минуту отвлеклась, ребенок выскочил за мячиком на дорогу, мать – за ребенком… Кэролайн Дойл скончалась на месте происшествия, не приходя в сознание. Ни Патрик, ни его любимый мячик не пострадали – и это, по мнению Филипа Дойла, было несправедливо. Он легче пережил бы утрату ребенка, чем обожаемой жены, и не стеснялся винить сына в гибели матери. Лейтмотивом их отношений на многие годы сделалось «Если бы ты был хорошим мальчиком, твоя мама не умерла бы».

Друзей и близких нисколько не удивило, что Филип стал замкнутым и отчужденным после трагедии, казалось, целиком посвятив себя воспитанию Патрика. Однако никто не знал, что на самом деле творится за закрытыми дверями и задернутыми шторами негостеприимного дома Дойлов. В те времена домашнее насилие еще не стало модной темой, окружающие без лишних подозрений относились к объяснениям, что руку Пэтси сломал, упав с велосипеда, а синяки и ссадины вообще никого не должны были удивлять, это естественно для непоседливого мальчика. Чувство вины, взлелеянное в Патрике Дойлом-старшим, не позволяло тому ни жаловаться, ни сопротивляться, в глубине души мальчик даже признавал, что заслуживает именно такого обращения. Он всячески старался угодить отцу, строгость и требовательность которого росла с каждым годом. Патрик был лучшим учеником в классе, любимцем преподавателей, победителем всяческих интеллектуальных конкурсов – и вместе с тем одиноким, замкнутым невротиком, с которым никто не пытался подружиться. Мир начинался и заканчивался отцом: он не уставал подчеркивать, что только благодаря его строгости Патрику удается хоть ненадолго исправиться. 

Младший Дойл до конца не отдавал себе отчета в том, какой мрачный кошмар представляет из себя его жизнь, пока на последнем курсе учебы в университете не познакомился с Молли Хиггинс, официанткой в студенческом кафе. Сказать, что Молли была вульгарна, значило несправедливо ей польстить. Она будто сошла с карикатуры, изображающей типичную представительницу низов. Невоспитанная, шумная, неряшливая, некрасивая, но в то же время добросердечная, она заинтересовалась Патриком и успешно соблазнила его. Молли стала первым человеком, который узнал правду об его взаимоотношениях с отцом. Ее резюме было кратким: «Ну и козел твой старик!». Это было как откровение свыше, заставившее Патрика переосмыслить свою жизнь. Он ушел из дома молча, ни слова не ответив на оскорбления, которыми его осыпал отец, и больше не общался с Филипом до самой его смерти – то есть следующие двадцать лет.

В порыве благодарности Патрик чуть было не женился на мисс Хиггинс, но у нее хватило здравого смысла отказаться: он делал свои первые шаги по карьерной лестнице и нуждался в статусной жене. Некоторое время они перезванивались и обменивались открытками на Рождество, пока незаметно не исчезли из жизни друг друга.

Сотрудничать с «Империал» Патрик начал еще на заре своей професиональной деятельности, а со временем стал одним из незаменимых (и соответственно оплачиваемых) специалистов. Когда его положение в компании упрочилось, настало время подумать и о личной жизни. Путем сложной цепочки «познакомили знакомые моих знакомых» Патрик встретил Джулию Линтон, начинаюющую художницу, девушку из хорошей семьи, ожидающую удачной партии. Это была любовь с первого взгляда, во всяком случае, со стороны Дойла. Они поженились очень скоро, практически сразу Джулия забеременела,и Патрик превратился в безумного «рожающего отца», озабоченного здоровьем жены и будущего ребенка больше, чем она сама. Когда же на свет появился крошка Дэнни, восторгу Патрика не было предела: он свято поклялся себе, что никогда даже не повысит голоса на сына.

Суета вокруг ненаглядного деточки надоела Джулии в рекордно короткие сроки, она не хотела реализовывать себя ни как кормящая мать, ни как примерная домохозяйка. Кудахтание мужа вскоре начало ее раздражать, и она начала искать развлечений на стороне, не особенно стараясь прятаться, даже напротив, афишируя свои интрижки. Терпение Патрика лопнуло на десятом году брака, он подал на развод, буквально размазав жену в ходе процесса и добившись единоличного права опеки над сыном. Сразу после развода Джулия отправилась на Гоа писать психоделические полотна, не слишком опечалившись разлукой. Ответственность за Дэнни полностью легла на плечи Патрика, и для него было делом чести вырастить своего мальчика образцо… нет, это была теминология Филипа Дойла. Патрик хотел вырастить своего сына счастливым.   

К сожалению, 99% времени у него отнимала любимая работа, и мало-помалу воспитание Дэнни свелось к вседозволенности и неисчерпаемым карманным деньгам, за которые тот покупал себе сначала игрушки и сладости, потом друзей и популярность, пока, наконец, к семнадцати годам не вошел в штопор, прочно подсев на наркотики. Знакомое чувство вины подняло голову: «Если бы я был хорошим отцом, этого бы не случилось». Попытки привести Дэнни в чувство, ограничив его расходы, закончились громким скандалом и уходом парня из дома. С помощью людей из «Империал» Дойла-младшего устроили на принудительное лечение, но из клиники он тоже удрал, растворившись среди человеческой плесени. Однажды в глухую полночь Патрика разбудил телефонный звонок из Лондона: Дэнни нашли мертвым в каком-то притоне с иглой в вене. Исправлять что-либо стало уже слишком поздно.       

Похоронив сына, Патрик погрузился в чернейшую из депрессий, раз за разом переживая свое фиаско в роли отца. Неужели ему следовало стать вторым Филипом и последовательно выколачивать из Дэнни все дурное еще с тех пор, как тот впервые осмелился топнуть ножкой на родителей? Дойл взял отпуск, уехал в столицу, бесцельно бродил по грязным закоулкам, будто надеясь, что ошибся на опознании, и одна из трясущихся в ломке фигур окликнет его папой. Он был хорошо пьян, когда оказался в грязной меблирашке с созданием неопределенного пола, которое немного погодя оказалось очень расторопным мальчиком. И в какой-то момент Патрика снесло с катушек, захлебываясь горечью, яростью и отчаянием, он битый час изгалялся над мальчишкой, пока тот не стал орать в голос, призывая на помощь хоть кого-то. На счастье обоих, появился предусмотрительно приставленный к мистеру Дойлу человек из СБ «Империал», и скандала удалось избежать. С удивлением Патрик понял, что после выплеска агрессии ему стало легче. Он на несколько месяцев смог почти войти в нормальный ритм работы, но потом снова начал скатываться в хандру. Тут-то ему и предложили навестить «Приют охотника» - проще найти мальчика-другого, на котором ведущий юрисконсульт сможет отводить душу, чем терять ценные кадры.         
   
6. Сексуальные предпочтения и табу
По идее, гетеросексуал. На практике – асексуал. По факту – истосковался не столько по физической, сколько по душевной близости. До недавнего времени считал своим табу насилие, причинение телесной боли кому-либо. Кажется, все еще способен на сюрпризы.   

7. Связь
Регулярно проверяю личку.

Отредактировано Патрик Дойл (2016-02-23 14:34:55)

+5

2

Вы по адресу, исцеление душевных ран - наш специалитет. Добро пожаловать, сэр!

0


Вы здесь » Приют охотника » Принятые анкеты » Патрик Дойл/отдыхающий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC