СЕЗОН ОХОТЫ ОТКРЫТ!
Трубят рожки, рвутся с поводков собаки, бьют копытом лошади - не медлите, самое время добывать ценные трофеи! Вдохните английскую осень полной грудью, пока солнце неторопливо золотит листву.
РЕЙТИНГ: 18+
ЖАНР: драма, романс, эротика, экшен
ОРГАНИЗАЦИЯ ИГРЫ: эпизодическая

Вы попали на корпоративный курорт, где сотрудники и гости нашей компании
могут укрыться от городской суеты, расслабиться и нестандартно развлечься.
Мы считаем права человека предрассудком, а наша
служба безопасности обеспечивает полную конфиденциальность.
Если вы здесь – значит, умеете хранить секреты.
Если не умеете – значит, их похоронят вместе с вами.

Приют охотника

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют охотника » Принятые анкеты » Фредерик Далкейт/гость


Фредерик Далкейт/гость

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и фамилия
Фредерик Далкейт

2. Возраст
63 года.

3. Общественное положение
Политик на пенсии.

4. Внешность
Ciaran Hinds
Рост: 185 см.
Вес: 80 кг.
Телосложение: атлетическое.
Цвет глаз: темно-серый.
Цвет волос: черный, на висках проседь.
От цивильного костюма отвык, гораздо удобней чувствует себя в камуфляже или в галабии, чем в смокинге или джинсах. На мизинце носит кольцо с крупным рубином – по сути, обручальное.

5. История
Ранний период жизни мистера Далкейта не представляет ни малейшего интереса:  родился в 1953 году в Лондоне, отец – успешный бизнесмен, мать – светская женщина, воспитанием мальчика и его старшей сестры занимались няни и гувернантки, родители появлялись в жизни детей немногим чаще, чем Санта-Клаус с его рождественскими визитами.  Фред рано научился читать, жадно хватался за любой печатный текст, попадавшийся под руку и проявил хорошие способности к изучению языков.  Он не был обаятельным ребенком, но компенсировал это развитым интеллектом, производившим на взрослых неизменно благоприятное впечатление.

По достижении четырнадцати лет Фред был отправлен в  очень престижную и очень закрытую школу, которую впоследствии закончил с отличием.  Атмосфера в учебном заведении царила вполне классическая, от телесных наказаний и жестоких обрядов посвящения до однополой любви между учениками, а порой и преподавателями. На последнее смотрели сквозь пальцы, упорно рассуждая о мужской дружбе там, где речь могла идти о систематическом изнасиловании. 

Этому немало способствовала система опеки старших школьников над младшими: сексуальный дебют Фреда в виде минета состоялся именно с «опекуном».  С ним же впоследствии Далкейт испробовал полноценный анальный секс,   который, мягко сказать, подростку не понравился. Вишенкой на торте стали учительские экзекуции с помощью ротанговой трости, гулявшей по рукам и/или заднице зевающего от недосыпа мальчика.

На летние каникулы он собирался с твердым намерением рассказать обо всем отцу, несмотря на мучительный стыд и страх, что ему не поверят. Однако принцип круговой поруки был отработан десятилетиями: старшеклассники поручили ему отхлестать другого мальчишку, чтобы он не смог чувствовать себя исключительно невинной жертвой. Фред мог отказаться, но не сделал этого. Перечислять мотивы было бы слишком длинно, главное – ему понравилось быть тем, кто держит ремень. Настолько, что отец не узнал о приключениях сына не только в то лето, но и до самой своей смерти много лет спустя.

Энтузиазм Фреда оценили, и в следующем учебном году он уже практически не страдал от домогательств, а стал чем-то средним между цирковым укротителем и штатным палачом. Он старался не за страх, а за совесть, находя неподдельное удовольствие в том, чтобы контролировать, ограничивать, причинять боль, а после – самому же утешать и ободрять. К моменту, когда у него появился собственный мальчик на побегушках, Фред уже точно знал, как его грамотно использовать. 

В качестве будущей профессии он выбрал медицину и, благополучно отучившись по специальности «Хирургия», поступил в ординатуру при госпитале  в лондонском Хаммерсмите.  Его считали толковым, вдумчивым врачом, подающим надежды, хотя не очень приятным в личном общении. Черный юмор и желчный характер были то ли причиной, то ли последствием того, что доктор Далкейт был закоренелым холостяком.

«Садист и Доминант»,  – сказал бы юнец родом из двухтысячных. Даже в конце семидесятых такими словами не разбрасывались, а если учесть, что геев тогда еще лечили электрошоком, личная жизнь Фреда сконцентрировалась в  пределах  одного подпольного клуба, куда он попал по сложной цепочке «друг моего друга, с которым я лично не знаком».  Отдельно он был востребован здесь и как врач, хватало деликатных ситуаций, в которых не помчишься к семейному доктору. 

Однажды ночью его разбудил звонок: один из знакомцев по клубу, захлебываясь от волнения, просил разрешения немедленно приехать, наотрез отказываясь толком объяснить по телефону, что произошло.  К величайшему изумлению Фреда, через десять минут после того, как он положил трубку, в его квартиру ввалился приятель, сопровождающий двух хорошо одетых арабов, причем тот, что постарше, буквально  тащил на себе того, что помоложе, и оба с ног до головы были перепачканы кровью.

Так состоялась судьбоносная встреча Фредерика Далкейта с  принцем Ашрафом бен Муаммалем.  Кухонный стол превратили в операционный,  и с помощью своих новоявленных ассистентов Фред извлек из его высочества две пули, чудом не задевшие никаких жизненно важных органов. Предложение отправить пациента в больницу было чистой формальностью – ни Ваддах, дядька принца, ни сам Фред не горели желанием разводить канитель с полицией. В следующие несколько часов Далкейт узнал о существовании Джарвальского султаната, его династических проблемах, ценных полезных ископаемых и связанных с этим покушениях на престолонаследника, проходящего обучение в Великобритании. 

Дальше все развивалось в лучших традициях любовных романов:  Фред проводил бессонные ночи у ложа принца в пятизвездочном мэйферском отеле, Ваддах бдил с автоматом на коленях, Ашраф медленно шел на поправку, взирая на своего спасителя глазами раненой газели. Они почти не разговаривали, но довольно было обмениваться короткими репликами и взглядами, чтобы Далкейт пожелал невозможного.

Через пару дней после того, как Ваддах  мягко попросил врача прочь, заверив в безмерной благодарности принца и вручив чек с четырехзначной суммой, Ашраф появился в том самом клубе. И с совершенно определенными намерениями, которые счастливо совпали с грезами Фреда:  принц был идеальным нижним, который наслаждался этой ролью и не стыдился своих предпочтений.   

Безоблачный медовый месяц растянулся на четыре года, пока принц завершал свое обучение в университете.  В свободное от секса и работы время Фред усиленно зубрил арабский и читал книги о Ближнем Востоке, пытаясь лучше понять, во что ввяжется, если примет предложение Ашрафа стать его лейб-медиком и уехать вместе в Джарваль. Утешившись тем, что геев побивают камнями только в том случае, если найдется четыре непосредственных свидетеля сношения, Далкейт отправился вслед за возлюбленным.

Примерно через полтора года после их приезда скончался султан Муаммаль, успев женить единственного сына и подержать на руках новорожденного внука. Брак Ашрафа никак не сказался на его отношениях с любовником, оба понимали, что декорум необходимо соблюсти.  По этой же причине некоторое время спустя Фред произнес шахаду, категорически отказавшись от обрезания, и тоже женился – на девушке, любезно подобранной матушкой Ашрафа.  Брачная ночь не вызывала у него ни восторга, ни отвращения, но с супружескими обязанностями он благополучно справился. Девять месяцев спустя его жена произвела на свет мальчика, прожившего меньше недели.

Как оказалось, молодой султан предпочитал быть ведомым не только в постели, и это серьезно беспокоило людей из «Империал Инкорпорейтед», которые вкладывали деньги  в рудники Джарваля и хотели быть уверенными в политической стабильности региона.  Они следили за отношениями  Фреда и султана с пристальностью папарацци, и когда стало очевидно, что тот полностью подпал под влияние английского любовника, открыто предложили тому лоббировать их интересы.   

Ашрафу и его стране Далкейт посвятил половину жизни. Эти тридцать лет не были совершенно безоблачными ни в общественном, ни в личном плане -  приходилось отстаивать трон от посягательств дядьев и кузенов, угрожать и льстить, обеспечивать мир в стране, маневрировать между религиозными авторитетами и деловыми джентльменами из «Империал», дурачить двух жен и воспитывать сына достойным продолжателем династии. Последнее было особенно трудно: султанша не скрывала своей неприязни к чужаку и не уставала настраивать принца против него.

Фреду пришлось разбираться в экономике, богословии, горном производстве, мелиорации и черт знает в чем еще, он путешествовал по султанату то на автомобиле, то на верблюде, наблюдал за строительством нового госпиталя и вел чинные беседы со старцами в шатрах. 

Он не чувствовал усталости до тех пор, пока весной 2016 года  султан Ашраф бен Муаммаль не скончался в одной из швейцарских онкологических клиник на руках у своего возлюбленного.  Фред еще не успел осмыслить происшедшее, как получил предписание нового повелителя, сводящееся к тому, чтобы ноги его больше не было на благословенной земле Джерваля. Поскольку миссис Далкейт умерла двумя годами раньше, а до своего банковского счета Фредерик  мог добраться из любой точки земного шара, возвращаться было в самом деле незачем и некуда.

Таким-то образом Далкейт и оказался в «Приюте охотника», поколесив в свое удовольствие  по Европе и Азии – «Империал» не забыла своего многолетнего сотрудника.

6. Сексуальные предпочтения и табу
Гомосексуалист, актив, садист, Доминант. Технически способен на секс с женщиной, но бисексуалом себя не считает – для него это что-то вроде разновидности онанизма. Сохранил хороший сексуальный аппетит, проблем с потенцией не имеет.

7. Откуда вы о нас узнали?
Шаблонная реклама на ФРИ.

8. Связь
Через ЛС, извещения приходят на почту, почта проверяется регулярно.

+9

2

Добро пожаловать, сэр!

0


Вы здесь » Приют охотника » Принятые анкеты » Фредерик Далкейт/гость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC